«28 ДНЕЙ»: ТРАГЕДИЯ МЕНСТРУАЛЬНОГО ЦИКЛА
28 февраля и 7 марта в Санкт-Петербруге и Москве в рамках фестиваля феминистского проекта Ребра Евы прошел показ спектакля «28 дней» по пьесе Ольги Шиляевой, номинированной на «Золотую Маску».

«28 дней» в постановке петербургской режиссерки Веры Бойцовой это в первую очередь история, исповедь каждой женщины – о любви, боли, сексе, отношениях с мужчинами, материнстве, повседневных страхах и надеждах. Большинство исполнительниц в спектакле непрофессиональные актрисы, так как основной задачей было дать возможность высказаться женщинам из различных сфер, позволить им вложить в спектакль свою личную историю.

Мы побывали на спектакле, а также поговорили с режиссеркой и некоторыми участницами постановки
«Не нужно феминистской оптики, чтобы быть женщиной»

ВЕРА БОЙЦОВА — постановщица-режиссерка, перформерка и театральная педагогиня, участница международных театральных проектов, работала в нескольких британских театрах
– В вашей постановке не все актрисы профессиональные...
– Не было специального кастинга профессионалов или непрофессионалов. Главный акцент делался на сильной гражданской и феминистской позиции. Мне хотелось, чтобы у абсолютно любой женщины, желающей высказаться, была такая возможность, и была возможность рассказать свою историю – профессия для этого не важна.
– Тема менструации в нашей стране весьма табуирована, почему вы решили ставить «28 дней»?
– Потому эта тема не должна быть табуирована. Но для меня это в любом случае не про менструацию история. Она про цикличность, да, но необязательно конкретно про менструацию. Пьеса, скорее, о том, какого быть русской женщиной, которую постоянно окружает хор стереотипных мизогинных и шовинистских фраз. Женщиной, которая подвергается прессингу и в семье, и в отношениях, и на работе, которая регулярно обесценивается. И вот весь этот процесс часто пытаются загнать в рамки менструального цикла и объяснить всю настоящую боль и страдания гормонами. Поэтому я и решила ставить – читала пьесу и понимала, что устала все это слышать и чувствовать себя виноватой за все вокруг, включая собственное существование и факт того, что родилась женщиной.
– Как принимают постановку?
– Пока хорошо принимали, но было всего два показа. Дискуссия на обоих была оживленной, а это главное.
– Как вы думаете, кто ваш зритель, подготовленный или любопытный? И что он для себя хочет увидеть?
– Я была бы рада и тем и другим зрителям, хотя не очень понимаю, кто такой «зритель подготовленный». Подготовленный к чему? Если это женщина, она и так все знает, сама прожила и прочувствовала. Не нужно феминистской оптики, чтобы быть женщиной. Мужчины, возможно, менее подготовлены. Я бы, конечно, хотела больше зрителей-мужчин видеть на показах. Им может быть полезно, а нам точно было бы интересно их реакцию увидеть. Многие говорили после спектакля, что задумались, начали переосмысливать свой опыт. Это радует.
– Как часто и где можно будет увидеть «28 дней» в вашей интерпретации?
– Пока ничего неизвестно. Спектакль ставился под фестиваль Ребра Евы. Мне бы хотелось, чтобы он продолжал жить, но это зависит не от меня, а от готовности площадок взять такой материал и пустить нас на сцену.
«Ты начинаешь осознавать, насколько мизогинно и патриархально наше общество»

НАДЕЖДА ЕЛЕУСИЗОВА — основательница независимого театра Трагический Балаганъ, преподавательница актерского мастерства, главная героиня «28 дней»
В постановку попала случайно и радостно. В новогоднюю ночь увидела пост в группе «Ребра Евы» о том, что Вера Бойцова ищет исполнительниц на фестивальный спектакль по пьесе «28 дней». Я сразу же написала. Моментально. Не задумывалась и не сомневалась ни минуты.

Мне был дан голос и шанс – я им воспользовалась. Конечно, сомнения были позже, но исходили они больше от моих коллег актрис и актеров, которые привыкли играть роли, а не бегать в кровавых трусах по сцене и говорить про тампоны – «ну это же фу» и «зачем». Если театр – то про высокое. Про страдающих Гамлетов, Треплевых. Про умирающих от трагической любви женщин. Но не про месячные. А я не согласна.
Фемоптика поменяла мое отношение к этой трибуне для высказывания. Если у меня есть возможность языком театра говорить о реальном и больном – надо это желать. Молчать и сидеть в сторонке в белом пальто, с удовольствием пользуясь достижениями наших предшественниц-феминисток – это не про меня и не про женщин, с которыми я играю этот спектакль. И сегодня есть проблемы, которые нужно решить. Табуированность и запретность, закрытость всего, что связано с женским организмом и здоровьем – это серьезная проблема. Что конкретно происходит в теле женщины, никто не знает. Иногда и сами женщины не знают. Об этом принято молчать, ибо стыдно.

Во время репетиций мы тесно контактировали, много говорили о феминизме, просто о жизни. Мне очень запомнилась фраза, сказанная о моменте, когда феминизм пришел в жизнь одной из участниц: «Девочки, ну вообще, как жить то теперь?» Это смешно и грустно. Потому что, действительно, меняется все. Ты начинаешь осознавать, насколько мизогинно и патриархально наше общество, к сожалению. Как женщинам стыдно говорить о том, что естественно. Как мы это ненавидим и как стыдимся этого. Почему?

Менструация – это не грязно и не греховно. И не запретно. Это не делает нас прокаженными. Мы не должны стыдиться себя!
«Поорать за месячные? Запросто! Меня они ******* (достали)»

АЛИНА TA DEVKA САХНЕВИЧ — перформерка и активистка
Я уже участвовала однажды в проекте Веры Бойцовой, и мы думали поработать вместе еще как-нибудь. И, о чудо, Вера позвала меня в постановку.

Чем страннее, провокационнее работа, тем мне легче в нее вливаться. Поорать за месячные? Запросто! Меня они ******* (достали). Мне надоело, что каждый месяц у меня выпадают из жизни два дня, полные отвратительных спазмов. Вы когда-нибудь блевали от боли? Никому не советую.
Наша пьеса намного глобальнее, это не просто разговор о менструации, это зарождающаяся злость в ответ на насилие по отношению к женщинам, это ярость из-за тупой несправедливости. Нет, ну вдумайтесь, пожалуйста, как вообще можно быть такими монстрами по отношению к тем, кто вас рожает? Мой любимый момент в постановке – когда в конце мы выходим рассказывать собственные истории, связанные с менструацией и женской телесностью. Каждый показ у меня выныривают разные истории, я не гоняю по кругу одну и ту же. И так я понимаю, что на самом деле, мне есть много чего сказать.
«Я лучше стала себя понимать и научилась принимать себя любой»

УЛЬЯНА СМОЛЬСКАЯ — занимается ювелирными изделиями, участвовала в пьесе с дебютом
В ноябре 2020 года в коворкинге «Симона» я в команде с единомышленниками, презентовала выставку, посвященную Беларуси «У протеста – женское лицо». До этого времени я никак не относилась к феминизму. Мне даже сложно было произносить феминитивы. На выставке я встречалась только с приятными людьми, слышала лишь адекватные мысли и подписалась на Ребра Евы в Инстаграме. Просвещалась. И в один из дней новогодних каникул увидела пост с предложением принять участие в спектакле. Будучи большим любителем театра у меня загорелись глаза. Я неделю сомневалась, но увидела, что пост так и не удалили. Набравшись смелости, написала режиссерке Вере Бойцовой. Было очень страшно. А вдруг не выучу текст. А вдруг не оправдаю ожидания свои, или, о боже, режиссерки. Но я прочитала замечательнейшую пьесу и пришла на пробы. На первой же репетиции страх ушел. Нам, дебютанткам, невероятно повезло ставить спектакль под руководством Веры. Она придавала уверенность в том, что у нас все получится, давала возможность раскрыть себя.
Я безумно благодарна, что в моей жизни появилась эта постановка. Во-первых, сбылась моя мечта. Я испытывала волшебство во время подготовки к спектаклю. Безгранично благодарна каждой участнице и Вере за такой интересный этап в моей жизни.

Во-вторых, я лучше стала себя понимать и научилась принимать себя любой. Перестала докапываться до себя, почему у меня бывает непонятно какая грусть, злость, любвеобильность. Я начала вести дневник эмоций. С погружением в пьесу мне стало легче жить.

В-третьих, я могу произносить вслух слово «месячные». С детства у меня было отвращение ко всему, что с ними связано. Мне было противно говорить, слышать о них. Я избегала эту тему. Но сколько можно бегать? Почему мне это противно? Это часть меня. Мне с этим нужно научиться жить в удовольствии. Вот я и учусь.
«Патриархальное общество разрушает личность и жизнь женщины»

ТАТЬЯНА ПАРШУТКИНА — активистка, работает в офисе на административной должности
Я давно хожу на мероприятия Ребер Евы, слежу за их соцсетями. В начале января увидела и решила попробовать поучаствовать в пьесе. До этого я никогда не выступала на сцене и очень боялась подвести всех, включая режиссерку и партнерок. Но все получилось. До участия в пьесе несколько месяцев я пела в феминистком хоре.

Из-за табу тему менструации важно поднимать. Говорить неудобную правду – это первый шаг в любых изменениях. К тому же, пьеса не только о менструации, в ней поднимаются другие важные темы – домашнее насилие, сексизм, домогательства, бесконечные и противоречивые требования к женщинам, которые должны всем угождать, улыбаться и радоваться своему угнетенному положению в патриархальном обществе. Я считаю пьесу «28 дней» ярким и талантливым произведением, которое уместило в себя четкое изображение патриархата, и того, как патриархальное общество разрушает личность и жизнь женщины.
Я хочу продолжить реализовываться именно в творческом активизме через перформансы или спектакли. Мне очень понравилось играть на сцене, будем надеяться, что двумя показами дело не ограничится.

Участие в этой пьесе было для меня как буквальное исполнение мечты. Я очень благодарная авторке пьесы Ольге Шиляевой, режиссерке Вере Бойцовой и, конечно, Ребрам Евы и их фестивалю за такую возможность.
Ребра Евы – социально-художественный проект, посвященный борьбе с гендерной дискриминацией.

В Санкт-Петербурге работает феминистская площадка Ребра Евы на Фонарном переулке, дом 3. На площадке проходят встречи, мастер-классы, группы поддержки, лекции, английский клуб. Ребра Евы организуют фестивали документального театра, кино и перформанса, выездную палаточную феминистскую школу.

Задача проекта не только обозначить проблемы, но и обучить тому, как можно создавать свои работы, даже если ты не профессионал, а также как помочь обрести голос тем, кто привык молчать.

Соцсети проекта:
фотографии специально для Неизвестного Человека Василисы Редькиной
Читайте также
Made on
Tilda