метапостирония
ИЗДАТЕЛЬНИЦА И КОМИКС-АРТИСТКА KAMEEELLAH АКА КАРАБАСКА БАРАБАСКА
«Мне ничего не известно о заработке художника. Я знаю только, что в этой сфере принято говорить и спорить о деньгах, но на деле их никто не видел»
ДЕТСТВО
С рождения живу в районе Митино (Москва), оттуда все эти гопники, падики и адики в моих комиксах. В школе училась драться и ругаться матом. В художке училась рисовать березки, вазочки с цветами и фруктами, улочки и реченьки, женщин бальзаковского возраста. В детстве единомышленников ни*уя не было, был полный отстой, зато сейчас кайф.
О КОМИКСАХ
В Британке на курсе иллюстрации научилась совмещать мат с березками, женщины превратились в парней в адидасе, а цветочки в Балтику. Днем я печатница в Sputnikat Press, а ночью… Моя основная работа – плохо и несмешно шутить. Еще я периодически делаю фриланс (иллюстрации и комиксы) для всяких интернет и неинтернет журналов, пару раз порисовала что-то для одежды (Oxxxymiron, Kultrab).

Мои герои комиксов - это продавщицы на рынке, менты, дворовые пацаны, манекены, мужички с челками-ресничками в спортивках и кожаных туфлях и их подружки с бронебойными челками, секси нимфы из клипарта 2000-х, трансвеститы с налетом славянской этники, офисный планктон и злые жены, лесные духи и купидоны-алкаши, придурковатые соседи, плюшевые кролики и слуги дьявола с морковкой вместо носа. Они дерутся, колдуют, влюбляются, убивают, умирают, тра*аются, женятся, кого-то преследуют или просто хотят сдохнуть.

Иногда я беру сюжеты из снов. Но может и просто какая-то х*йня произойти (задержка рейса, игра в действие или действие: любовь, перелом лодыжки), а я ее потом додумываю по ходу дела, и получаются какие-то псевдодокументальные бредовые истории. Если во всю эту муть еще и какую-то актуальную шутку удается ввернуть, то я совсем на седьмом небе! Минуты на две… Потом понимаю, что она только мне и максимум еще паре человек понятна, а остальные не врубаются. Думаю, моя аудитория – люди со странным чувством юмора и всякие извращенцы.
О РАБОТЕ В SPUTNIKAT PRESS
Однажды пришла в гости к Крису, в его гостиной стоял ризограф, я понажимала на кнопки, попихала бумагу внутрь и уже третий год не могу остановиться, да и Крис вроде не просит. Riso MZ970 – мой единственный постоянный партнер. В Sputnikat Press нас четверо: кошка Спутник, человек Крис, я и Лиза (тоже человеки). Мы с Лизой отвечаем за продакшен книжек Sputnikat, но недавно запустили свой небольшой совместный издательский проект посвященный говну во всех его проявлениях: «Shitty Papers». Всего пока существует два выпуска: про дерьмовое гадание и про дерьмовую любовь. Готовим третий про шитти зубы. В первом выпуске было три художника, а вот «В дерьмовой любви» внезапно поучаствовало 108 человек из России, Европы, CША и Австралии, тема оказалась довольно животрепещущей.
ИЗДАТЕЛЬСТВО КОМИКСОВ
У меня есть одна книжка «Gopnik Walk With Me», я ее нарисовала в 2017 году, а в 2018 напечатала на ризографе тиражом в 350 копий. Это мой единственный длинный комикс на данный момент. За основу взяты реальные события августа 2013 года, когда мы с моим бывшим напоролись на компанию гопников ночью в Нахабинском лесу. В комиксе от этой истории частично остался сюжет, персонажи, локация, некоторые диалоги, но, конечно, его нельзя назвать документальным. В ту ночь я была в стельку пьяная, а комикс рисовала спустя 5 лет. В итоге получился коктейль из подстертых градусом и временем воспоминаний, эксперимента с форматом комикса и повествованием, ну и щепотка достоверных фактов, типа мента на мотоцикле, спизженных великов, очень важного ножа и пожара в поле. Судя по отзывам никто как всегда ничего не понял, но всем очень нравится. Но я не расстраиваюсь, что сюжет неочевиден, меня радует возможность передать в первую очередь атмосферу, настроение и эмоции с помощью комикса. А историю в деталях и подробностях я и устно за бокальчиком Жигули Барного могу рассказать. Так я люблю оправдывать свой невнятный сторителлинг.
Еще в 2017-18 г. я выпустила 5 зинов «Wierd Storyzzz»: Митино, Шашлык, Оливье, Падик и Флирт. В каждом из них участвовало около 20 разных художников из России: от участника требовалась одна страница с комиксом на тему. Идея этих зинов в том, что они рассказывают о разных специфичных приколах нашей постсоветской культуры. Свои узнают и поржут, а забугорные просто а*уеют и будут говорить: «I'm terribly sorry, but I still didn't get, what means «Padik»?» Очень сложно объяснять такие вещи, хотя казалось бы, вот же он, целый зин перед тобой. Этот проект мне было очень интересно делать, и я надеюсь в этом году его возобновить. Еще у меня уже была идеальная выставка, она закончилась словами: «Если ты не прекратишь, мы вызываем полицию!»
ИНСТРУМЕНТЫ
Мой основной инструмент – ручка 0.5. Но некоторые мои знакомые думали, что я рисую на планшете. Когда они мне это сказали, я расстроилась. Теперь стараюсь рисовать криво и по-уродски. В последнее время ударилась в детство – рисую фломастерами и карандашами. Еще люблю сухую пастель, мне нравится растирать ее пальцами и смотреть, как она крошится, потому что я извращенка. И акрил люблю. На масло у меня аллергия. Тушь меня бесит. В подростковом возрасте очень любила акварель, но теперь я слишком психованная, чтобы часами корпеть над ней. Зато очень люблю в районе 5:00 утра начать экспериментировать в диджитале, для меня это супермедитация, но через 6 часов по пути на работу я себя проклинаю за это.
ИЗВЕСТНОСТЬ
«О, а я известная!» - каждый раз так думаю, когда меня узнают в «Пятерочке». Если без шуток, то известность – это огромная ответственность и несвобода, а еще всех *бет, с кем ты спишь и сколько ты вчера выпил, и про тебя в любой момент может узнать Путин… Но известной стать хочу, тогда смогу гораздо легче и быстрее получить то, что хочу: у меня будет возможность доносить свои мысли до большей аудитории, а еще смогу кривляться, и все будут на меня смотреть.
ДЕНЬГИ
Мне ничего не известно о заработке художника. Я знаю только, что в этой сфере принято говорить и спорить о деньгах, но на деле их никто не видел.
Читайте также
Made on
Tilda